ПОД УГРОЗОЙ «НАШЕСТВИЯ»



В последний день июня президент Франции, большой демократ Эмманюэль Макрон отозвал французского посла в Венгрии Эрика Фурнье. Увольнение дипломата стало следствием скандала. Но какого?


Венгерские СМИ в день моего приезда рассказали об этом с иронией: Фурнье просто одобрил политику венгерского премьера Виктора Орбана в закрытой ноте. Не нарушил закон Венгрии, не лез в дела чужого государства, что позволяют себе послы США и верной ученицы Украины, а написал правду. Но конфиденциальная записка, которую Эрик Фурнье направил президенту Макрону лично, а также в МИД Франции и в руководящие органы Евросоюза, попала в распоряжение известного французского сайта Mediapart и была опубликована еще 18 июня. В ней посол Фурнье сообщил, что считает подход властей Венгрии к решению миграционного вопроса, как он выразился, «образцовым». По мнению посла, венгры «сумели предвосхитить проблемы, вызываемые потоками нелегальных мигрантов». О твердости Орбана мы не раз писали на этих страницах. Сам сайт Mediapart «разоблачает», что, ставя Венгрию в пример, Фурнье не упоминает, мол, ни о построении стены на границах Венгрии, ни о «законах, позволяющих венгерским правоохранителям стрелять по мигрантам резиновыми пулями» и предусматривающих тюремные сроки для людей, которые мигрантам помогают. Ну, это в порыве толерантности – сильно преувеличено. Но посол совершил главную ошибку: он выступил в защиту поправок в Конституцию Венгрии, которые предусматривают, в частности, запрет на «заселение (страны) иностранными народностями» и обязывает государственные органы «защищать христианскую культуру».  А еще там, что взбесило Евросоюз, написано, что брак – это союз мужчины и женщины. В своей записке господин Фурнье прямо заявил, что обвинения в адрес Будапешта, которые часто звучат в Европе, являются следствием мадьярофобии, и призвал не принимать против Венгрии репрессивных мер. Речь идет о предложении 37 депутатов из комитета гражданских свобод Европарламента, которые призвали применить в отношении Будапешта статью 7 Маастрихтского соглашения (договора о создании Евросоюза). Статья позволяет на время лишать страну – нарушительницу отдельных прав, в частности, права вето во время голосования на заседаниях Европейского совета. Вот он – жестокий диктат  Брюсселя, а либеральные СМИ всё соцлагерь вспоминают…  Во время пресс-конференции по итогам саммита ЕС журналистка Mediapart спросила президента Макрона о его реакции на незнамо как попавшую в печать записку посла. Демократ Макрон твердо сказал, что, хотя и не разделяет взгляды посла и эти взгляды «ни в коем случае не отражают» официальную позицию Франции, но нельзя увольнять человека за взгляды. «Если бы этот посол высказал это публично, он был бы тут же отозван. Должны ли власти отзывать посла за то, что он (непублично) говорит то, что думает? Я так не считаю. Иначе мы создадим прецедент преследования за инакомыслие на государственной службе», – сказал президент Франции. Верные слова, толерантные… И тем не менее уже на следующий день, 30 июня, на официальном сайте правительства Франции появился указ президента о замене Эрика Фурнье на нового посла – госпожу Паскаль Андреани. Источники Mediapart в МИДе Франции заявляют, что теперь 58-летний Фурнье «готовится к уходу с государственной службы», и радуются, что сломали карьеру госслужащего. За что? – за элементарную правду, за попытку исправить губительную политику Германии, Франции, всего ЕС. В это время премьер Виктор Орбан, встретивший свое 55-летие, заявил еще более жестко: «Власти должны положить конец нашествию мигрантов в Европу. Для Европейского союза пришло время начать новый период перестройки европейской демократии. Нашествие должно быть остановлено. Это означает строгий контроль границ, и мы это делаем», – цитируют венгерского премьера многие СМИ. Слово давно найдено, оно вернулось из лексикона Средних  веков – «нашествие». Орбан назвал нынешних беженцев, представленных экономическими мигрантами, «мусульманскими захватчиками», отметив, что страна не намерена и в будущем их принимать. Венгрия помнит мусульманское иго и не хочет новой трагедии нации, растворения ее в неведомых потоках, спровоцированных политикой США и лично госпожой Меркель. Она полемизирует со своим министром МИД, предложившим тот же венгерский вариант, снова доводит правительство до кризиса, а тем временем в Германии творится невообразимое. Недавно приезжал в Бохум – центр Рурского бассейна, где накануне моего приезда была закрыта последняя шахта. Немецкое население стареет и лишается работы. Поэтому дальновидно был создан Рурский университет, но он ведь тоже интернационален. Еду в метро вечером – в вагоне большинство молодежи «эмигрантское». Турки врубили веселую мелодию, вроде частушек, танцуют, заставляют других подпевать. Пожилые немцы сидят, сжавшись. Турки даже удивляются: почему они хмурятся, почему не подпевают? Вообще, кто они тут такие? Последний вопрос все более злободневен. В Венгрии – пока не так! Энергичный Виктор Орбан является лидером Вышеградской четверки. Польша, Венгрия, Чехия и Словакия уже много лет пытаются создать собственную мускулистое образование внутри ЕС со своими целями, характером и амбициями. Это, пожалуй, самый загадочный и неожиданный межгосударственный союз. Решение о создании группы (или группировки) было принято в далеком уже 1991 году по инициативе венгерской стороны. Здесь сработали, скорее всего, исторические воспоминания венгров об Австро-Венгерской империи, о значительной роли и месте в ней именно мадьяр. (Все «вышеградцы» полностью или частично исторически связаны с империей Габсбургов).  Большую роль в этом союзе тогда играл Бжезинский. Он мечтал сразу после развала СССР создать на его границах антироссийский редут, с которого будут продолжаться атаки на добивание Русской цивилизации. Почти в унисон с ним тогда действовал и Сорос – венгерский еврей, который не только разрушал Россию своими новациями и учебниками, но и создавал школу ненависти, в которой бывшие части Союза, прежде всего Украина, Беларусь, Молдова и Грузия, будут учиться ненавидеть российское ядро Советской цивилизации. Ну, и в корыстных интересах мечтал свою малую родину Венгрию сделать через этот проект субъектом геополитики. Поначалу «вышеградцы» вяло обсуждали совместные экономические, таможенные, экологические проблемы, переругивались по поводу экологии Дуная, гидроузлов и диаспор и оживлялись, только когда совместно обличали «тоталитарное прошлое» и «советские притеснения». Но это уходило в прошлое, а надвинулись новые проблемы. Да, Венгрия первая вошла в ЕС, другие тоже работали локтями, получали матпомощь, и в Брюсселе думали, что четверка растворилась в ЕС без осадка. И вот непокорность! Мощные имперские гены сработали, взяли верх над привнесенными извне наносными обстоятельствами. Запад обвиняет в имперских амбициях Россию, а что у него в самом сердце? Там срабатывает имперский принцип поиска и опоры на лидера страны. Там переболели внушенным и российскими либералами бредом о том, что демократия – это лишь институты и процедуры. Нет, это сильная власть и опора на того, кто имеет право принимать решения. Когда-то самое короткое определение демократии дал венгерский политический философ Иштван Бибо: «Демократия – это когда ты не боишься». А не боишься ты, когда есть сильное государство, персональная власть, способная тебя защитить от любых внешних и внутренних бед и напастей. Они надвинулись…  К тому же эти тяготеющие друг к другу страны вспомнили при навязанной политике мультикультурности, отчего распалась Австро-Венгрия. Недооценила самобытность каждого входящего в нее народа: его традиций, языка, культуры, религии, обычаев. Недаром убитый Олесь Бузина повторял, что современный украинский язык «родился в австрийской казарме». Та пышная казарма развалилась. Но чем брюссельская казарма лучше? В Венгрии, например, стоит множество памятников, венгры помнят и чтут своих великих писателей, философов, просветителей, композиторов.  Я пишу эти строки на улице Белы Бартока. Недаром Сорос недавно заявил, что в ЕС «все идет не так». Еще бы!  Международная организация фонд «Открытое общество», учрежденная финансистом Джорджем Соросом, известная целым рядом сомнительных и подрывных инициатив, прекратила свою международную деятельность в Будапеште. Ее просто выгнали, но пристойное заявление появилось на сайте организации. «Столкнувшись со все более репрессивной политико-правовой средой в Венгрии, фонды «Открытого общества» перемещают свои международные операции и персонал из Будапешта в немецкую столицу, Берлин», – сообщил Фонд Сороса. Кто бы сомневался? – фрау Меркель все-таки решила добить старую добрую Германию, хотя внешне она, благодаря своему прошлому, трудолюбию и приливу той же рабочей эмигрантской силы, – по-бюргерски процветает. Надолго ли? Поставил знак вопроса в конце и подумал, что, отталкиваясь от венгерских уроков, надо задуматься: а как обстоят дела с провальной национальной, эмигрантской и культурной политикой в самой России?

Будапешт

Александр БОБРОВ

Просмотров: 10

© 2018  Проба Пера | Газета выпускается на базе кафедры журналистики Московского гуманитарного университета | Россия, Москва, Ул. Юности, 5