Поиск

КУДА СМЕЩАЕТСЯ ВОЙНА?

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец.

Я убит и не знаю:

Наш ли Ржев наконец…

Александр Твардовский



День скорби и памяти - 22 июня, день начала войны. Эта дата горит, словно незаживающая рана, и не зарубцовывается, как бы ни огрубели сердца…И снова мучит вопрос: наш ли Ржев наконец – не город с впечатляющим мемориалом, а некий символ – оселок верности павшим и благодарной памяти.

Горестная дата 80-летия начала войны, как и День победы, снова смазана и заслонена ковидными ограничениями, «усиленными мерами» и запретами, особенно в Городах-Героях, прифронтовых столицах Москве и Питере. Отменены занятия в учебных заведениях, ограничены собрания и торжественные мероприятия – трудно достойно помянуть героев, публично покляться на верность. Зато в Германии - снова пышное торжество: Светлана Алексиевич награждена… Командорским крестом Ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия». Во как! Вручая награду, президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер в частности сказал: «За прошедший год... мы выучили новые имена и национальные цвета, но, прежде всего, за этот год мы узнали, что у этой страны, у Белоруссии, стоящей на пороге перемен, женское лицо...». Слава Богу – не Алексиевич! «Белоруссия для нас не дальняя восточноевропейская родственница», — добавил Штайнмайер. Ну да, она первой должна была стать «родственной» житницей и поставщицей рабсилы! Да советский солдат и красные партизаны – не позволили! В ответном слове блеснула Алексиевич: она поблагодарила президента ФРГ и сказала невообразимое: «Наш народ, как я назвала его, наш "красный человек" — мне казалось, что он уже кончился, что его время прошло, а оказалось, что нет... Вот последние события в Украине, в Белоруссии, в России сейчас показывают, что коммунизм еще не мёртв, он еще готов дать нам последний бой».

Ты смотри-ка: она уже заняла своё место в рядах идейного вермахта и готова биться с неумершим коммунизмом! А перед этим позор Нобелевского комитета дала интервью белорусскому Радио Свобода.


* * *

Как пишут многие блогеры, Юрий Дракохруст «просто раздел деградирующую лауреатку». Неприятная картина, конечно, но антисоветчицу и раздевать особо не надо: она сама готова разнагишаться, показать гнилое нутро и проиграть сразу, без борьбы, как российские футболисты.

Ю.Д. «В белорусских спорах о войне часто звучит мысль: история партизанского движения в Беларуси еще не написана. Вот и вы сейчас сказали, что об этом еще никто серьезно не говорил и что у нас нет единого взгляда на эти вещи. А в каком смысле, чего принципиально важного, кардинально меняющего представления, мы не знаем о белорусской партизанке? Что партизаны отнюдь не были ангелами, что хватало и жестокости, и насилия в отношении и врагов, и не совсем врагов, и даже совсем не врагов? Так это известно, об этом написаны книги, статьи, даже сняты фильмы.

Но при этом партизаны точно не устраивали Холокоста, а другая сторона методично уничтожила несколько сотен тысяч белорусских евреев. Партизаны точно не устраивали концлагерей и лагерей смерти на десятки тысяч людей, как тот же Тростенец. Это факты. А тогда какое количество фактов о жестокости партизан может изменить представления о партизанском движении в Беларуси?

С. А. «Сама постановка вашего вопроса, мягко говоря, некорректная. Это еще раз говорит о том, что все мы вышли из советского мира и полны советских представлений. Мы до сих пор не знаем правды, я на этом настаиваю. Нет у нас правды о Великой Отечественной войне, в частности о партизанской войне».

Вот и у нас на «Эхе Москвы» Виктор Шендерович из Израиля и многие другие «правдорубы» предлагают России «выйти из советских представлений»: в День Победы не торжествовать, а скорбеть и открывать архивы, показывать всю правду. Какую правду они ждут на деньги Газпрома и подачки Запада? – уму непостижимо. Это как раз тот случай в истории, когда народная трагедия, картина содеянных злодеяний запечатлена так полно, что становится страшно и через много лет. Да и к каждой годовщине Победы ширится фонд открытых и общедоступных архивов. Например, когда я писал заметки о неблагодарной и двуличной Польше к 75-летию освобождения Варшавы, такие бездны, подкреплённые подлинными документами, открывались, что хоть выпускай библиотеку документальных книг и снимай бесконечный сериал. Но ведь Шендерович сценарий не напишет…

* * *

Это интервью Алексиевич, живущей комфортно в Германии и лезущей из кожи, чтобы открыть «новую», удобную правду о войне, мне попалось на глаза в дороге, к западу от Москвы, в местах страшных боёв наступления фашистов под Малоярославцем осенью 41-го и при освобождении Калужской земли в начале января 42-го. Ну да, Малоярославец понятно: новая кровавая арена второй Отечественной войны, запечатлённый подвиг подольских курсантов и так далее. Но неведомое прежде Воробьёво! – деревня в 18 дворов и небольшой дом отдыха научных работников Москвы, затерянные в тогдашней глубинке, в 140 км от столицы – тут-то что за Бородино? Смотришь на братские могилы, на незаживающие рубцы боёв по берегах Суходрева, читаешь страшные свидетельства и книгу воевавшего тут Алексея Величко, кстати, уроженца полтавской земли, и понимаешь весь масштаб бесчеловечной трагедии, адской машины вермахта и всей Европы, направленной тогда на нашу страну. Не укрыться было от неё ни в стороне от стратегических дорог и вожделенных городов, ни в глухих калужских лесах. А Воробьёво к тому же занимало господствующую над округой высоту. Не случайно именно этот холм выбрал для своей усадьбы выдающийся хирург, учёный с мировым именем, личный врач царя Сергей Петрович Фёдоров.

В столовой дома отдыха и в доме Фёдорова немцы сделали конюшню. Дом его – шедевр русского модерна, подготовленный немцами к взрыву при отступлении, был спасён разведчиками 5-й Гвардейской стрелковой дивизии ценой жизни сержанта Василия Вахрушева и ранения бойца Шорникова. Прах Вахрушева покоится в братской могиле на центральной площади деревни Воробьево, а Шорников прошёл всю войну и сложил свою голову на венгерской земле, под Будапештом. Уже потом, когда восстанавливали уцелевшие строения дома отдыха «Воробьёво», в подполье вестибюля здания рабочие обнаружили мину, около 20 кг взрывчатки и связки немецких гранат. К мине шли перерезанные провода, а с улицы через вентиляционное окошко в фундамент тянулся не догоревший бикфордов шнур. Потом нашли ветерана, помнящего эти события - его правда самая главная, Алексиевич! Он в горячке боёв не запомнил фамилии героев, но через архивы дивизии – их установили. Этот акт слепого вандализма прервали ребята разведгруппы, базировавшиеся в Спас-Суходревской школе, которые вступили в скоротечный и неравный бой, раненный боец из последних сил перерезал горящий бикфордов шнур… Что ещё можно добавить, какие оправдания и психологические детали? Они успели, чтобы сегодня дом Фёдорова стоял запущенный и разрушался…Вот тут – другая неприглядная правда, но снова Алексиевич и даже Фрейд – не при чём. Без всяких сантиментов ясно, в какое время мы живём…

Александр БОБРОВ

Просмотров: 3Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все